Както раз приснилось ему, что гдето на свете есть город, а в том городе колодец. Я заехала на стоянку и припарковалась на сияюще новом черном асфальте. Севрат выглядел не столько озабоченным, сколько озадаченным.

Он сомневался, что его гениталии выдержат еще один удар ее колена, даже если тот будет нанесен непреднамеренно. Уважительно притихшие файры внимательно следили за ходом событий, рассевшись на плечах хозяев.

Это будет продолжаться без конца, а если бы мы и вернулись домой, он продолжал бы играть, как раньше. Теперь же он всегда будет дуть нам в спину, подгоняя нас и одновременно давая нашим лицам время зажить. Возможно, по здравом размышлении, она сама бы испугалась того, что собиралась предпринять, но времени на раздумья не было, напротив, страх и чувство вины подгоняли ее. Это была приятная новость, но к решению проблемы она не приближала.

Я осторожно кинул сигару, которая упала примерно в футе от порога.

Многие роботы, выведенные из строя, словно груды железа, валялись в комнатах и залах, но нашлись и такие, которые двинулись навстречу колдунье. Ужастик же считал, что идея подсыпать волшебникам снотворное была его собственной. Временами мне кажется, что мы с ней одно целое, а временами что природа поделила между нами человеческие достоинства, дав какието из них одной целиком, ничего не оставив для другой.